Презентация «Максим Горький в арзамасской ссылке»

Предлагаем вашему вниманию презентацию «Максим Горький в арзамасской ссылке», основанную на материалах 3 главы первой части книги Андрея Васильевича Потороева «Арзамасский разлом. Революция и террор в русской провинции.

 001.  Фото – Заставка презентации.

"Максим Горький в арзамасской ссылке". Презентация 3 главы первой части книги Андрея Васильевича Потороева "Арзамасский разлом. Революция и террор в русской провинции".

002.  Фото – Горький.

В марте мы отмечатем 150-летие со  дня рождения русского писателя, прозаика и драматурга Алексея Максимовича Горького. И конечно, обойти стороной факт пребывания «европейски знаменитого писателя», как называл его В.И. Ленин,  в нашем городе,  совершенно невозможно. В 1902 году самодержавное правительство без суда и следствия выслало его из Нижнего Новгорода в Арзамас под гласный надзор полиции.

003.  Фото – Железная дорога и семья.

Алексей Максимович прибыл к нам 5 мая по только что построенной /Ромодановской/ железной дороге на станцию Арзамас I. Чуть позднее приехала его жена Екатерина Павловна Пешкова с пятилетним сыном Максимом.

004.  Фото – Музей Горького.

Они жили в большом одноэтажном деревянном доме купчихи Подсосовой на Сальниковой улице. Сейчас это улица Карла Маркса. В здании с 1982 года находится мемориальный музей А.М. Горького, в котором восстановлены интерьер и атмосфера времени ссылки писателя. 

005.  Фото – Горький в арзамасской ссылке.

О жизни 34-летнего Горького в нашем городе советской пропагандой в глазах простого обывателя создано несколько мифов, которые развенчиваются документальными источниками Арзамасского архива, газетными публикациями, циркулярами, актами и письмами самого А.М. Горького.

006.  Фото – Горький с Пятницким и Чеховым.

Из арзамасской ссылки Горький писал своим друзьям, особо часто Антону Павловичу Чехову и Константину Петровичу Пятницкому – директору общества «Знание», которое выпускало литературные сборники произведений «передовых» писателей того времени.

007.  Фото – Горький об Арзамасе.

Из письма А. Чехову, май 1902 года: «Приезжайте! У нас огромный дом, что-то около 12 комнат… Приезжайте-ка! И заберите тетю Ольгу с собой, она бы роли свои готовила и здоровья нагуливала себе вместе с моей спицеобразной женой.

Кухарка у нас хорошая – ее приглашают стряпать в монастыри, когда приезжает архиерей. Вот как! Клятвенно вас уверяю, здесь во всех отношениях лучше, чем у вас, только моря нет».

008.  Фото – Река Теша.

 «Река Теша - хорошая река, и рыбы в ней – сколько вам угодно! Серьезно! Выкупавшись, я подолгу сижу на берегу и наблюдаю, как в воде гуляют окуни, язи и прочие синьоры. Очень интересно! Окрестности мне ужасно нравятся: равнина широкая, зеленая, усеянная селами. Тишина здесь великолепная! Воздух доброкачественный. Земляники и молока – сколько хотите…».

009.  Фото – Горький и письмо к Пятницкому.

«36 церквей… и ни одной библиотеки». Живя в Арзамасе, ссыльный литератор ничего не писал о местных библиотеках, которых к тому времени насчитывалось несколько.

Будучи под надзором полиции, он свободно заказывал и получал какие угодно книги по почте.  Часто они были весьма «прогрессивного» содержания /например, «Мировая и социальная революцию» Дрейфуса, «Очерк по истории философии» Кирхнера/ и рассылал их по просторам Российской империи, в том числе и таким же, как и он, административным ссыльным.

010.  Фото -  Горький об арзамасцах.

В книге «Очерки истории Арзамаса» можно прочесть: «Алексей Максимович уехал, но навсегда остался в благодарной памяти арзамасцев».

Но, по мнению Андрея Васильевича, это - миф, читая переписку писателя из арзамасской ссылки, можно встретить лишь пренебрежительные отзывы Горького о жителях города, даже  «передовых».

Из письма к Чехову: «Никто ко мне, кроме разных людей низкого звания не ходит, опасаясь, что визит такой может наложить пятно неблагонадежности, а я этому рад… вообще здесь очень любопытно жить, давно уж я не видел так много тупых и наивных людей в одном месте…».

011.  Фото -  Священник Ф.И. Владимирский.

Добрую память оставил у Горького арзамасский священник Федор Иванович Владимирский. Об этом он упоминает не в письмах арзамасского периода, а в очерке «Леонид Андреев», написанном в 1919 – 22 годах.

«Этот человек, истощенный каторжным трудом и несчастиями, был первым арзамасцем, который решил познакомиться со мной…».

Алексей Максимович восхищался его самоотверженностью в строительстве так нужного жителям города водопровода.

Но отчасти интерес Горького к отцу Федору, как считает автор представляемой сегодня книги, был обусловлен его «революционными» детьми. Дочери Владимирского - Софья и Елизавета были активными участницами первой русской революции, а сын Михаил – соратником В.И. Ленина.

012.  Фото – Горький.

…Удивительное дело. Вот вам классическая царская ссылка политического преступника: собственный дом, хорошее питание, возможность посещать окрестности города, возможность любой переписки и даже приглашения гостей.

013.  Фото – Открытка начала 20 века.

В Арзамас к ссыльному революционеру приезжал врач А. Алексин – «пел, озорничал и ежедневно посылал Вам телеграммы от моего имени»- писал в конце июля Горький Пятницкому. Гостили писатели Л. Андреев и Е. Чириков, художник С. Сорин и многие другие.

014.  Фото – Горький за письменным столом.

«Честь и слава министерству внутренних дел! Как неутомимо оно обращает на меня внимание обывателей русских! В Арзамасе публика начала почитывать Горького… и покупают книжки, бедные люди! А мне-то и на руку…»,- писал Алексей Максимович.

В Арзамасе он успешно продолжал свое литературное творчество. Начал работу над пьесой «Дачники», рассказом «Как сложили песню». Арзамасские наброски и впечатления он использовал в повести 1909 года «Городок Окуров», представляя его «прелым, душным и скучным». 

015.  Фото – Пьеса «На дне».

В Арзамасе Максимом Горьким была написана пьеса «На дне», в которой он вывел образы наших горожан.

«М. Горький написал драму из жизни босяков. В чтении пьеса производит весьма сильное впечатление». /29 июля 1902 года/.

И все-таки, несмотря на пренебрежительное отношение к Арзамасу и его жителям, именно здесь ссыльный писатель «почувствовал приближение глобальных перемен в обществе».

016.  Фото – Горький на фоне города.

В письме к Константину Петровичу Пятницкому от 20 июня он напишет: «Чувствую я, что в воздухе носится новое миропонимание, миропонимание демократическое, а уловить его не могу, не умею. А носится и зреет…».

Значит, не все уж так уныло и глухо было в провинциальном городе, не совсем уж болото, как описывал его Горький.

017.  Фото – Горький и городовой.

Жизнь Горького в Арзамасе проходила под неусыпным полицейским надзором. На улице, напротив его квартиры, был установлен специальный пост, и полиция держала на учете каждого, кто посещал писателя.

Взаимоотношения Горького с арзамасской полицией в публикациях советского периода обходились стороной. Уж очень не воинственный образ был у местных блюстителей порядка. Ну не притесняли они революционера, даже не обыскали ни разу, ни разу не запретили свидания с друзьями.

Горький насмешничал в своем письме к А.П. Чехову в июне 1902 года:

«Под окнами моими гуляет полицейский, а изредка проезжает сам Данилов, верхом на коне, при этом он зорко и внимательно всматривается в нутро моей обители, очевидно, желая знать, как успешно делаю я революции, конституцию и прочие несъедобные вещи. Курьезно, но и возмущает…».

Как видно, гласный надзор полиции в Арзамасе исполнялся буквально, но не мог причинить серьезного вреда или неудобства для писателя. Конечно, видеть у себя под кустами шпионов мало приятно, но все, же куда лучше, чем валить деревья в заснеженной тайге или киркой рыть Беломорканал.

018.  Фото – Горький и панорама города.

Под конец своей арзамасской ссылки «Буревестник революции» сильно хандрил.

«Ничего не боюсь, вот как! В отчаянье пришел. Ах, если бы меня пустили в Москву! Надоело мне здесь. В голове у меня звонят 36 колоколен, а грудь хрипит как несмазанная телега… Если меня отсюда осенью не выпустят, я влюблюсь в горничную податного инспектора, что живет против нас. Увлеку ее на самую высокую из городских колоколен и брошусь вниз оттуда, вместе с ней, конечно. Это будет трагическая смерть М. Горького…

Вообще, я «дам пищу газетам», если меня отсюда не уберут… Ух, скучно! Точно зимой в воде, так и щиплет со всех сторон, так и давит».

019.  Фото – Горький с книгой Потороева.

В Арзамасе Горький прожил с 5 мая по 4 октября 1902 года. Кто знает, продлись ссылка писателя дольше, может он и учинил бы какое безобразие в том стиле, что излагал Чехову. Вот оказывается, чем была страшна царская ссылка – скукой и тоской по развлечениям, а не лишениями, унижениями и вероятностью насильственной смерти, как это было позже во времена большевистской власти.

Дополнительная информация