Крутько Вера Николаевна

Поэзия – любовь моя

 

В минуты тягостных раздумий,

В часы тревоги и тоски,

Когда горит огонь безумья

В моей пылающей крови,

А сердце, словно птица, бьется…

Унять его не в силах я.

Порой сквозь слезы улыбнется

Поэзия – любовь моя.

Поэзия – любовь моя,

Ты жажду жизни возродила,

Понять заставила, поверить

И осудить все то, было.

Назад гляжу без сожаленья,

На будущее – без тревоги.

Ты все отбросила сомненья,

Ты подарила мне дороги.

Поэзия – любовь моя.

Я снова вижу свет и тени.

Ты протянула руку мне,

Ты подняла меня с коленей.

Ты сердце пламенем зажгла.

Тебе обязана я жизнью.

С тобой я силы обрела

И жажду жить

      с любовью к жизни.

                                                              

 

Гимн Весне

 

С солнцем вместе приходит Весна

И Опять не сидится на месте.

И, надеясь, все ждем, что она

Принесет нам и новые песни.

Распахнется душа, что задора полна,

Что  еще бедам всем не сдается.

И опят отойдет, улетит тишина,

Песня снова всем сердцем поётся.

Будто нет многих горестей, бед…

Вновь душа и поёт и ликует.

Вновь Царица-Весна дарит солнечный свет,

Вновь она наше сердце волнует.

Вновь надежды полны

Мы не ждем тишины

Вновь Весна нас мечтать заставляет!

Верим в светлые дни,

Что любовью полны.

Эта вера нам жить помогает.

                                                                                             

 

Письмо Расулу Гамзатову

 

Мне довелось недавно прочитать

Поэму, где ты славишь свою Мать.

Где реквием посмертный ей поёшь,

Где ей хвалу и славу воздаёшь.

В руках моих твои стихи о ней –

Счастливейшей  из матерей

И неотступно мысль: какой же надо быть,

Чтоб сын такие песни смог сложить?

Так высоко над суетной землей

Любовь свою к единственной, родной,

Как ты, еще никто не смог поднять.

Без слез поэму не могла читать.

Завидую я матери твоей…

Наверное, как сотни матерей.

Хочу хоть в прозе (ведь не всяк поэт)

Такой счастливой быть на склоне лет.

Та женщина, что жизнь тебе дала,

Бессмертие в поэме обрела.

За каждой песней, за строкой любой,

Я вижу твою мать живой.

Прочитана последняя строка,

Как солнца луч, она ярка.

Частицу сердца даришь людям ты

И мысли, что высоки и чисты.

Язык мой беден. Слов не хватает мне.

Чтоб выразить признательность тебе.

От матерей, что жили и живут,

За то, что сыновья и помнят их, и чтут.

Мне по-аварски не сказать,

Но разве можешь не понять

Ты меня – женщины простой.

От Волги на Кавказ седой

Я шлю поклон тебе земной.

 

 

Восьмидесятая весна.

 

И вот пришла ко мне она -            

Моя восьмидесятая весна.

Луч солнца я встречаю золотой

Моей восьмидесятою весной.

И радость жизни воспеваю вновь –

Мою  восьмидесятую любовь.

Весной мы жаждем перемен

Что же весна нам даст взамен?

Седые будни отойдут.

Цветы улыбок расцветут,

Весна надежд, весна мечты!

О, как ж благодатна ты!

Живи со мной до ста лет,

Весенний яркий жизни свет,

В осенний мрак и в летний зной

Ты будь сто лет моей весной!

                              

 

               

Портрет с натуры

 

Ты горд, как чёрт. Ты слаб, как раб.

Как Бог силён. Натурой страстной наделён.

Ты ищешь что-товновь и вновь…

Вино – не то… Не то – любовь.

В твоих стальных глазах огонь.

Ты искрой вспыхнешь. Только тронь!

Ты беспощаден. Ты жесток.

И, редко, нежен, как цветок.

Ты – дипломат. Не прост. Не прям.

Не добр. Расчетлив и упрям.

Как лис – хитёр. Как лань – пуглив.

Как юноша – самолюбив.

 А иногда бываешь лжив.

В преодоленьи высоты

Покой себе не ищешь ты.

Ты – Человек. Так им и будь!

Ни переделать, ни согнуть!

Портрет готов. Он как живой.

Он не разбавлен лжи водой.

Возьми на память свой портрет.

Похож ли он? Ответа нет…

                              

Если б знать…

 

Если б знала любая мать,

В тяжких муках дитя родив,

Что придется ей проклинать

Миг счастливый, его сотворив.

Если б знала любая мать,

Что позором он будет её.

Никогда б не мечтала зачать

Горе жизни – дитя своё!..

Если б знала, если бы знать,

 Что он будет лишь пустоцвет,

Никогда, никакая мать

Не пустила б его на свет.

Если б знала… Но знать не дано

И предвидеть не в силах она,

Но вынашивать ей суждено…

Кто под сердцем? Бог? Сатана?

О Всевышний! Тебе молюсь!

Твоей мудрости я дивлюсь.

Ты предвидишь на сотни лет

И тебе невозможного нет.

Но зачем ты пускаешь в свет

Недостойных не свете жить?

Неужель им замены нет?

Иль так трудно добро совершить?

               

 

Мои стихи – моя жизнь

 

Я много лет стихи пишу.

В них я живу, ими дышу.

Они как воздух и как свет.

Без их мне жизни нет.

В них все, что знаю, чем жила

И чем богата жизнь была.

В стихах молилась и любила.

В них  я любовь свою убила.

И возродила её вновь – мою любовь.

В них сказки, шутки. Смех и слёзы.

В них – суть признаний. Зов мечты.

Стихи как праздник чистоты.

В них радость жизни, счастье бытия.

В них – суть моя. В них – жизнь моя.

Пишу и плачу, и смеюсь

С бедой любой я в них борюсь.

Я жизнь люблю, как солнца свет.

 В моих стихах конца мне нет.

А как люблю я их читать!

В них боль души своей унять!

Все. Что прошло, вновь воспринять…

И вспоминать, и вспоминать…

Пока живу – буду писать.

 

 

Приснись мне

 

Приснись мне в сладком сне.

Приснись, тебя молю…

Миг света в черной мгле.

Я этот миг ловлю.

Наступит скоро день.

Уже заря грядёт.

Ночь сновидений вновь

На долгий день уйдёт

И долго-долго ждать

Опять придётся мне,

Когда луна взойдёт

В вечерней тишине.

Лишь солнышко опять

Укроется во мгле

Вновь стану заклинать:

Приснись! Приснись же мне!..

Я жду тебя всю жизнь.

Сю жизнь тебя зову.

Приснись хотя б на миг.

Я жду его. Я жду.

Мне нужен этот миг,

Как воздуха глоток.

Услышь мой этот крик.

Чтоб он мне жить помог!

Дополнительная информация