"Что за человечище, этот скиф!" Цитаты о И.С.Тургеневе

Иван Сергеевич Тургенев  - один из величайших классиков мировой литературы, о котором неизменно и справедливо говорят как об удивительно возвышенном и гармоничном художнике. Много лет прожив за границей, он явился пропагандистом русской литературы и драматургии на Западе. 

К 200-летию писателя мы предлагаем нашим читателям подборку высказываний современников об этом гениальном человеке. В воспоминаниях друзей и знакомых  Иван Сергеевич предстает  личностью  драматической,  неоднозначной и противоречивой, что свойственно многим талантливым людям.

"Этот русский тонкий европеец, несмотря на то что у него было хорошее дворянское состояние, прожил свой век больше на биваках, во временных квартирах и таких же временных собственных домах, совершенно так, как Герцен". П. Д. Боборыкин   

"Кто знавал его и вместе с тем знаком был с графом Л. Н. Толстым, тот, конечно, согласится, что они оба очень похожи по типу, а по тону и складу речи их положительно можно было принять за родных братьев, хотя голос у них и не совсем был похож". П. Д. Боборыкин

"Он, при всем своем мягком нраве, доходившем до слабости, бывал иногда весьма ядовит в беседах, рассказах и  письмах". П. Д. Боборыкин 

"Все говорят об этом своеобразном рассказчике, о его историях: начало их как будто возникает в тумане и не сулит на первых порах ничего интересного, но потом мало-помалу они становятся такими увлекательными, такими волнующими, такими захватывающими. Словно что-то красивое, нежное, медленно переходя из тени на свет, постепенно и последовательно оживает в своих самых мелких деталях". Эдмон и Жюль  де Гонкур 

"Тонкий наблюдатель и искусный рассказчик..." Эдмон и Жюль  де Гонкур 

"Тургенев - кроткий великан, любезный варвар с седой шевелюрой, ниспадающей на глаза, с глубокой морщиной, прорезавшей лоб от одного виска до другого, подобно борозде от плуга; своей детской болтовней он с самого начала чарует и, как выражаются русские, обольщает нас сочетанием наивности и лукавства - тем обаянием славянской расы, которое у него особенно неотразимо благодаря самобытности его ума и обширности космополитических познаний". Эдмон и Жюль  де Гонкур 

"Это очаровательный колосс, нежный беловолосый великан, он похож на доброго старого духа гор и лесов, на друида и на славного монаха из “Ромео и Джульетты”". Эдмон и Жюль  де Гонкур 

«[…] это был благороднейший и добрейший из людей и эти душевные качества соединялись с редкой художественной гениальностью». Генри Джеймс

"Славянский туман покрывает все тургеневское творчество, смягчает его, придает ему трепет жизни, даже разговор писателя как бы тонет в этом тумане.  Все, что он говорил нам, поражало вначале неопределенностью, неясностью, и вдруг облако рассеивалось, пронизанное лучом света, ярким словом". Альфонс Доде 

"Не было души более открытой, более тонкой и более проникновенной, не было таланта более пленительного, не было сердца более честного и более благородного". Ги де Мопассан 

"Это был человек простой, добрый и прямой до крайности; он был обаятелен, как никто, предан, как теперь уже не умеют быть, и верен своим друзьям - умершим и живым". Ги де Мопассан 

"Не было души более открытой, более тонкой и более проникновенной, не было таланта более пленительного, не было сердца более честного и более благородного". Ги де Мопассан 

"Люди, подобные ему , делают для своего отечества больше, чем люди вроде князя Бисмарка: они стяжают любовь всех благородных умов мира". Ги де Мопассан 

"Наряду с поэтом Пушкиным[...], которым он страстно восхищался, наряду с поэтом Лермонтовым и романистом Гоголем он всегда будет одним из тех, кому Россия должна быть обязана глубокой и вечной признательностью, ибо он оставил ее народу нечто бессмертное и неоцененное - свое искусство, незабываемые произведения, ту драгоценную и непреходящую славу, которая выше всякой другой славы!" Ги де Мопассан   

"Дверь открылась. Вошел великан. Великан с серебряной головой, как сказали бы в волшебной сказке. У него были длинные седые волосы, густые  седые брови и большая седая борода, и в этой сверкающей снежной белизне - доброе, спокойное лицо с немного крупными чертами. Это была голова Потока, струящего свои воды, или, что еще вернее, голова Предвечного отца”. Ги де Мопассан 

«Он был одним из замечательнейших писателей нынешнего столетия и в то же время самым прямым, самым искренним и самым честным человеком, каких только можно встретить.

Доводя свою скромность почти до смирения, он не желал, чтобы о нём писали в газетах, и не раз бывало, что статьи, в которых его восхваляли, воспринимались им как оскорбление, ибо он не допускал, что можно писать о чём-либо, кроме литературных произведений. Даже критика литературного творчества казалась ему простой болтовней, и когда какой-то журналист в статье по поводу одной из его книг сообщил некоторые подробности о нём самом и его частной жизни, он пришел в настоящее негодование, испытывая своего рода стыд писателя, у которого скромность кажется целомудрием». Ги де Мопассан

«Никто не был способен с такой готовностью, как он, признать и поощрить нарождающийся талант, оценить достоинства своих преуспевающих соперников, как живых, так и умерших. Его кротость по отношению к тем, кто иногда осмеливался порицать его, была поистине удивительна, и малейший знак восхищения всегда был для него неожиданностью».  В.-Р.-С. Рольстон  

"Можно всех немцев в ступе истолочь, и все равно не добудешь капли его дарования". И. А. Тэн 

"Что за человечище, этот скиф!" Гюстав Флобер 

"[...]человек тончайшей души, чувствительнейшего сердца, в глубине души меланхолик и вечный мечтатель, а в общем - один из самых пленительных людей, с какими я только встречался". Батист Фори 

 Еще цитаты о И.С. Тургеневе

 

 

Дополнительная информация